/ Эпилептоидные психопаты

Эпилептоидные психопаты (эпилептоиды) названы так потому, что характером несколько напоминают эпилептиков. Мышление эпилептоида обычно отличается большей или меньшей прямолинейностью.

Оглавление:

Прямолинейность эта противоположна раздумью, сомнениям.

Мышление эпилептоида вязковато, обстоятельно, трудно переключается с одного предмета на другой, не склонно к разумным компромиссам. Эпилептоид нередко не чует двусмысленности и не понимает тонких шуток. Все это вместе с вязковатой эмоцией, духовной и нравственной ограниченностью порождает порой держимордовское и унтерпришибеевское поведение. Так, например, эпилептоидный милиционер не подпускает к человеку, сбитому машиной, истекающему кровью, врача скорой помощи, поскольку «положено сперва произвести измерения». Или эпилептоидный сторож без распоряжения своего начальства не решается пропустить пожарников на территорию больницы, хотя больница уже горит.

Будучи эмоционально-вязким, инертным, эпилептоид не способен быстро, бурно отреагировать на какие-то неприятности, обиды и тем очиститься от душевного напряжения, посвежеть, подобно сангвиническим натурам. Эпилептоид накапливает в себе обиды, усиливается его напряженность до злой душевной духоты, и достаточно одной пустячной капли, чтоб наступил взрыв гнева. Порой могучими волевыми усилиями эпилептоид сдерживает этот взрыв на службе в кабинете начальника, но разряжается с подчиненными или спешит домой, и, если вдруг дом пуст, то достанется хотя бы кошке.

Он способен удержаться от этого, но не заставляет себя, а спускает тормоза и дает волю агрессивному разряду, чтобы смягчить душевную напряженность. «Отходит» эпилептоид медленно, хмуро; взрыв не освежает его, как гроза лесную поляну.

Эпилептоидный психопат может и должен держать себя в рамках сносного поведения. Потому жалостливое отношение к эпилептоиду как к больному, не способному владеть собой, общественно вредно, точно так же, как и в случаях хронического алкоголизма.

2) Эпилептоидная психопатия отличается тем, что, кроме эксплозивности (склонности к безудержным аффективным реакциям с агрессией и аутоагрессией), периодически возникают состояния дисфории — мрачно-злобного настроения, во время которого больные ищут, на чем бы сорвать накопившееся зло. Дисфории длятся от нескольких часов до нескольких дней. Бурным аффективным реакциям обычно предшествует постепенное закипание сперва подавляемого раздражения. В аффекте, во время драк звереют — способны наносить тяжкие повреждения. Иногда выявляются нарушения влечений, чаще всего садистско-мазохистские склонности. Получают удовольствие, мучая, изощренно издеваясь или жестоко избивая слабых, беззащитных, зависимых от них, неспособных дать отпор. Нередко еще с детства любят истязать и убивать животных. Но могут получать чувственное наслаждение, причиняя боль себе порезами, ожогами от горящих сигарет. Алкогольные опьянения чаще бывают по дисфорическому типу. Напиваться любят до бесчувствия. Суицидальные попытки могут быть как демонстративными с целью кого-то шантажировать ими, так и во время дисфории с действительным намерением покончить с собой.

3) Психопатии, обусловленные искаженным развитием

Эпилептоидные психопаты (эпилептоиды) названы так потому, что характером несколько напоминают эпилептиков.

Мышление эпилептоида обычно отличается большей или меньшей прямолинейностью. Прямолинейность эта противоположна раздумью, сомнениям.

Многие грубоватые эпилептоиды живут по формуле старинного сверхдобросовестного швейцара: не велено пускать!

Мышление эпилептоида вязковато, обстоятельно, трудно переключается с одного предмета на другой, не склонно к разумным компромиссам. Эпилептоид нередко не чует двусмысленности и, значит, не понимает тонких шуток.

Все это вместе с вязковатой эмоцией, духовной и нравственной ограниченностью порождает порой держимордовское и унтерпришибеевское поведение. Так, например, эпилептоидный милиционер не подпускает к человеку, сбитому машиной, истекающему кровью, врача скорой помощи, поскольку «положено сперва произвести измерения». Или эпилептоидный шофер автобуса впускает через переднюю площадку мать с ребенком, но захлопывает двери перед отцом. Или эпилептоидный сторож без распоряжения своего начальства не решается пропустить пожарников на территорию больницы, хотя больница уже горит.

Прямолинейность эпилептоида сказывается также в том, что ему трудно понять, что люди, думающие иначе, чем он, могут быть тоже по-своему правы. К примеру, он любит есть молча и требует, чтобы все за обедом сидели, как рыбы; он не любит помидоры и убежден, что любят их только люди с дурным, извращенным вкусом. Эпилептоидная мать, например, убеждена, что сыну-школьнику много читать вредно («только глаза портить»), главное – здоровье, главное – съедать полную тарелку супа с головками вареного лука («как это можно не любить?») и все три котлеты. И переубедить ее невозможно. Эпилептоид редко сомневается в своей правоте, всякое иное отношение к событию, предмету считает неправильным, а то и вредным. Убеждать его в противном – только время тратить и даже озлоблять его; он удивительно неспособен понимать, воспринимать доводы, противоречащие его суждениям: игнорируя противоречия, замечает лишь то, что подтверждает его мыслительную линию.

Мышление эпилептоида склонно к сверхценным идеям. Сверхценная идея не соответствует истине, как и бредовая, как и навязчивая. Но если пациент с навязчивостями понимает (во всяком случае успокоившись) всю абсурдность содержания навязчивости, то пациент, охваченный сверхценностями, бредом, убежден в своей правоте. Бред не имеет под собой, как правило, понятного реального факта и, разрастаясь, делается все более нелепым, фантастическим. Сверхценность же основывается на реальном факте, преувеличивая его злой, прямолинейной подозрительностью, сильной инертной эмоциональной насыщенностью. Больной, например, убежден, что жена изменяет ему с человеком, с которым приветливо поздоровалась на улице. Он не может понять, что достаточных оснований даже подозревать измену нет, и изматывает жену выслеживанием, упреками, осматриванием платья, нередко побоями. Эпилептоидный ревнивец выслеживает жертву и в этом выслеживании нередко даже получает какое-то гадкое наслаждение, подобно некоторым персонажам Достоевского.

Сверхценность эпилептоида нередко выражает его убежденность в том, что какие-то люди скверно к нему относятся, хотя на самом деле это совсем не так. Если по стечению обстоятельств вдруг выясняется в высшей степени наглядно, казалось бы, и для самого эпилептоида, что он не прав (например, человек, в недоброжелательстве которого он был убежден, рискует ради него жизнью), то и тут он обычно не раскаивается в своей ошибке, а просто отодвигает сверхценную убежденность в глубину души, так сказать, дезактуализирует ее, не прощая, однако, того, кого подозревал.

Во всем этом звучит большая или меньшая ограниченность, свойственная даже самым интеллектуальным эпилептоидным психопатам.

Будучи эмоционально-вязким, инертным, эпилептоид не способен быстро, бурно отреагировать на какие-то неприятности, обиды и тем очиститься от душевного напряжения, посвежеть, подобно сангвиническим натурам. Эпилептоид накапливает в себе обиды, усиливается его напряженность до злой душевной духоты, и достаточно одной пустячной капли, чтоб наступил взрыв гнева. Порой могучими волевыми усилиями эпилептоид сдерживает этот взрыв, например, на службе в кабинете начальника, но разряжается с подчиненными или спешит домой, и, если вдруг дом пуст, то достанется хотя бы кошке.

Близкие эпилептоида хорошо знают, что время от времени он «не в себе», к нему сейчас, как говорится, не подъедешь на серой козе, его нельзя сейчас трогать, не то взорвется.

Случается это и утром (не с той ноги встал). Бывает, в приступе гнева и ярости эпилептоид за пустяк сломает руку сыну, наказывая его, или выпорет ремнем взрослую уже дочь.

Он всюду здесь фактически способен удержаться от этого, но не заставляет себя, а спускает тормоза и дает волю агрессивному разряду, чтобы смягчить душевную напряженность. «Отходит» эпилептоид медленно, хмуро; взрыв не освежает его, как гроза лесную поляну.

Эмоционально-мыслительной вязковатостью во многом объясняется «занудливость» эпилептоидов, их склонность к порядку ради порядка, слепая преданность традициям без духовных привязанностей.

Многие эпилептоиды любят власть так, что способны получить от нее тиранически-садистическое удовольствие. Быть может, с этим связан и нередкий их интерес к истории, историческим книгам («кто как когда взял власть и как властвовал»).

Эпилептоид часто рвется к власти и, получив любой начальнический пост, держит подчиненных в страхе и напряжении, довольный тем, что теперь всякого подчиненного может, «как левая нога пожелает», поощрить или наказать. Возражений не терпит, требует покорности. Часто мстителен и жесток.

Если не удается властвовать на службе, эпилептоид пытается успокоиться властью над своими домашними. С нахмуренной строгостью проверяет школьные дневники своих детей, выстроив их перед собой навытяжку в тревожном ожидании гневного подозрения. Или ищет по комнатам пыль, помятости на кроватях, наказывая домашних за это. Или неприязненно-кропотливо подсчитывает, сколько денег истратила жена на продукты, то ли купила, по той ли цене. И всегда найдет, что чего-то не надо было покупать, упрекает жену, что транжирит деньги, не умеет вести хозяйство.

Эпилептоидный психопат часто большой чувственник в еде и в сексе. Измучивает близких, требуя особых, изысканных блюд. Сам процесс еды для него слишком серьезное дело – и упаси Бог ему тут помешать. Нередко влечет его к сладостям и к спиртным напиткам, смягчающим душевную злость. Многие эпилептоиды в сексуальном отношении сластолюбцы, «сладострастники» в духе известных героев Достоевского, стремятся к сексуальному разнообразию и нередко портят свою репутацию начальника именно на этом поприще. Не так редко встречаются у эпилептоидных психопатов половые извращения, в особенности – склонность к растлению малолетних.

При всем этом эпилептоидный психопат нередко с успехом, по обстоятельствам, скрывает свои асоциальные личностные качества за маской благообразия.

В одних случаях эта маска отличается ханжески-коварной утонченностью, пропитана лестью, хитростью, сахаром, угодливостью, с многими уменьшительно-ласкательными словечками, как у Иудушки Головлева или самого Иуды с его поцелуем и сребрениками. В других случаях, грубых, не тонких, эпилептоидная маска выражается в нотациях, которые эпилептоид читает своим подчиненным или домашним, восхваляя себя самого. Например, занудливо упрекает сына, что тот получит тройку при такой обеспеченной жизни, которую создал ему отец: «Я в детстве своем жмых ел вместо хлеба, щи из травы и учился на отлично, а ты такие большие котлеты уплетаешь, а получаешь тройки!» Упрекая других, такой эпилептоид при этом порой весьма нечист в своей личной жизни: и пьянствует, и развратничает.

О большинстве эпилептоидов можно сказать: насколько они угодливы и трусливы перед начальством, настолько же беспощадны к подчиненным и домашним. Не прощают даже пустяшных обид многие годы. Мстительность влечет их к сплетням, анонимкам, доносам под видом борьбы за справедливость.

Безнравственность эпилептоида сказывается не только в его способности к преступлению, но и в «деликатных» формах – когда он с удовольствием ест на глазах у голодного человека, не поделившись с ним, или стрижет ногти при всех за обедом, перед чужими тарелками.

Однако нельзя сказать, что все эпилептоидные психопаты отличаются безнравственностью, малонравственностью. Встречаются, и не так редко, истинные эпилептоиды с прямолинейностью, вязкостью, гневными разрядками, мелочно аккуратные, но с достаточной внутренней честностью, порядочностью. Некоторые из них способны бороться за подлинную справедливость с упорством и постоянством, не отступая ни перед какими авторитетами. Бывает, в вагоне электрички один эпилептоид лущит вокруг себя семечки, бросает окурки, а другой обрушивается на него с болезненным гневом: «Вагон в свинарник превратил!»

Более всего заметны в жизни два варианта безнравственных эпилептоидных психопатов: асоциальный (грубый, агрессивный) и гиперсоциальный («деловитые иуды»).

Асоциальные эпилептоиды отличаются грубостью психики, интеллектуальной ограниченностью, слепой мощью яростных разрядов. Эпилептоидная маска представлена здесь, главным образом, нотациями и занудливо-грубыми наставлениями. Эти эпилептоиды, держимордовско-пришибеевского типа, особенно опасны в опьянении, которое обнажает и усиливает их подозрительность, злость, садизм.

Прекрасную иллюстрацию асоциального эпилептоида являет собой чеховский Пришибеев. Односельчане жалуются на него, что «как пришел со службы, так с той поры хоть из села беги», «всё порядки вводит». «Намеднись по избам ходил, приказывал, чтоб песней не пели и чтоб огней не жгли. Закона, говорит, такого нет, чтоб песни петь». Интересный момент: если б был закон петь песни, Пришибеев, вероятно, сам кулаками проводил бы его в жизнь.

Он с гордостью рассказывает о своей склонности к доносам: «когда в швейцарах был в мужской классической прогимназии, то как заслышу какие неподходящие слова, то гляжу на улицу, не видать ли жандарма: «Поди, говорю, сюда, кавалер», – и все ему докладываю».

Переусердствовав, в силу мешающей приспособиться грубо-вязкой своей прямолинейности, Пришибеев побил урядника и попал под суд. И никак не поймет он в суде, в чем же виноват: «Люди безобразят и не мое дело. » «Да что хорошего в песнях-то? Вместо того, чтоб делом каким заниматься, они песни. А еще тоже моду взяли вечера с огнем сидеть. Нужно спать ложиться, а у них разговоры да смехи. У меня записано-с!»– «Что у вас записано?» – спрашивает судья. «Кто с огнем сидит». Даже получив уже «месяц под арест», Пришибеев, под конвоем, на улице не может переключиться в положение арестованного и не наводить порядков. Кричит хрипло, сердито мужикам: «Наррод, расходись! Не толпись! По домам!»

Гиперсоциальные эпилептоиды – эпилептоиды с утонченной маской благообразия: лицемерные, с высокой добросовестностью и исполнительностью, особенно по части распоряжений начальства. Их верноподданничество видится и в их выразительных движениях, порою, кажется, только не хватает лакейского полотенца на руке. Этой ханжеской маской завуалирована низменность жизненных интересов, стремление самому выбиться в начальники. С подчиненными же своими они, как правило, на редкость жестоки и занудливо-несправедливы. Мелочно-мстительны, похотливы, елейны. Гладкословные обольстители в духе Тартюфа.

Занимая высокий пост в общественной жизни, такой человек нередко отличается прежде всего суховатой осторожностью, склонностью к перестраховке из опасения потерять место и благополучие. Смелость, живость мысли подчиненного, всякое отклонение от общепринятого смущают его. Обычно он глушит новое, исходя из трусливого правила: «За серость еще никто не пострадал».

Эти нередко по-своему сметливые психопаты способны уловить, какие свойства характера ценятся людьми, с которыми имеют дело, и ловко маскируют свои эгоистически-эгоцентрические мотивы необычайной гладкостью, закругленностью речи, умильно-уменьшительными словечками, доброжелательно-сахарными улыбками, «застенчиво-озабоченными» просьбами поведать им, что у нас на душе. Многие неопытные люди попадаются на удочку этого внешнего благожелательства, картинной добросовестности и порядочности и потом страдают.

Подробно рассмотреть гиперсоциального эпилептоида можно в Порфирии Головлеве («Господа Головлевы» М.Е. Салтыкова-Щедрина). Мать Порфирия, читая его письма, догадывалась, что «он-то и есть самый злодей». «Ишь ведь как пишет! ишь как языком-то вертит! – восклицала она. – Недаром Степка-балбес Иудушкой его прозвал! Ни одного-то ведь слова верного нет! все-то он лжет! и «милый дружок маменька», и про тягости-то мои, и про крест-то мой. ничего он этого не чувствует!»

Лживая, проникнутая жестокостью сладость весьма чувствуется в таких характерных деталях:

«А ведь вы, маменька, гневаетесь! – наконец произнес он этаким умильным голосом, словно собирался у маменьки брюшко пощекотать».

«Арина Петровна вдруг словно споткнулась и подняла голову. В глаза ее бросилось осклабляющееся, слюнявое лицо Иудушки, все словно маслом подернутое, все проникнутое каким-то плотоядным внутренним сиянием».

Даже радость Иудушки расцветает ярче на фоне возможного чужого несчастья:

« – Метель-то, видно, взаправду взялась, – замечает Арина Петровна, – визжит да повизгивает! – Ну и пущай повизгивает. Она повизгивает, а мы здесь чаек попиваем – так-то, друг мой маменька! – отзывается Порфирий Владимирыч. – Ах, нехорошо теперь в поле, коли кого этакая милость Божья застанет! – Кому нехорошо, а нам горюшка мало. Кому темненько да холодненько, а нам и светлехонько, и теплехонько. Сидим да чаек попиваем. И с сахарцем, и со сливочками, и с лимонцем. А захотим с ромцом, – и с ромцом будем пить».

Следует быть весьма осторожным к слишком сладкому, слишком доброжелательному в характере человека. Надо научиться улавливать эту защитно-благообразную налакированность, смазливость.

Гиперсоциальные эпилептоиды более гибки, гораздо приспособленнее, нежели грубоватые асоциальные эпилептоиды. Такой урядника не побьет, подобно Пришибееву, но в каком-то жизненном поражении он непременно обнаружит свое прямолинейно-агрессивное ядро. Стоит, например, гиперсоциальному эпилептоиду не справиться с каким-то важным рабочим заданием (что может угрожать его положению), как пропадает вся эта маска, сплетенная из искусственной предупредительности, любезности, лисьей мягкости и «самокритичности» до самоуничижения на людях. Сбросив эти одежды, разрастается внутренняя злая агрессивность, с которой психопат обвиняет в своей неудаче кого угодно, но не себя (когда на самом деле виноват сам).

Всякий эпилептоидный психопат обычно склонен жить не столько духовной жизнью, сколько так или иначе жизнью влечений – удовольствием пищевым, сексуальным, сладостью власти. Коллекционирование марок у него часто основывается не только на склонности все аккуратно разложить по полочкам, но и на желании иметь такие марки, каких ни у кого больше нет, чтоб завидовали.

Эпилептоид, заболевший физической болезнью, особенно труден своим близким или врачам, медицинскому персоналу своей злобной напряженностью. Он нередко подозревает, что к нему, больному, дурно относятся, хотят его смерти; гневается, например, на то, что стул с лекарствами чуть дальше стоит от его постели, чем ему хотелось бы. Он даже склонен преувеличивать болезнь, чтобы ему еще больше прислуживали.

Из этих описаний может возникнуть впечатление, что эпилептоидный психопат, хотя и нездоровый человек, но тем не менее чрезвычайно вреден для общества и достоин только осуждения. Однако все зависит здесь от того, к какому делу приложил себя психопат. Вспоминается, например, тяжелый эпилептоид-тиран, непереносимо тяжелый в семье агрессивными взрывами, пьянством, «наведением порядков», «занудливыми» нотациями о справедливости и т. д. Но он же на общественных началах работал в оперативной группе, не побоявшись ножа, спас от бандита женщину, имел грамоты за бесстрашную борьбу с бандитами.

Тяжелые эпилептоидные психопаты нередко хорошо справляются со своим полезным жизненным делом на посту швейцара, бухгалтера, наборщика в типографии, сторожа, лаборанта, медсестры, курьера, инженера, секретаря, неукоснительно и добросовестно выполняя порученное им. Существо психотерапевтической работы с эпилептоидом и заключается в том, чтобы, вникнув в его характер и в обстоятельства его жизни, помочь ему приспособиться к жизни – «приложить» себя к такому делу, взять на себя в семье такие обязанности, чтобы удовлетворенность собственного самолюбия сочеталась с пользой обществу и близким.

Эпилептоидный психопат может и должен держать себя в рамках сносного поведения. Потому жалостливое отношение к эпилептоиду как к больному, не способному владеть собой, общественно вредно, точно так же, как и в случаях хронического алкоголизма. Лечение у психотерапевта может принести пользу именно в том смысле, что помогает психопату быть собой во имя Добра.

Что такое эксплозивная психопатия и как выявить эпилептоида среди нас?

Эпилептоидная психопатия (в литературе также можно встретить термин «эксплозивная», «возбудимая» психопатия или психоз)– один из типов нарушения развития личности. Это не самостоятельная болезнь, а расстройство личности.

Данное нарушение проявляется в чрезмерном возбуждении, переходящем в бешеную агрессивность и раздражительность.

«Эксплозия» буквально означает взрывное извержение вулкана, сопровождающееся выбросами большого количества газов. Эксплозивная психопатия потому так и называется, что вспышки агрессии у человека происходят неожиданно, но очень бурно.

Эксплозивность – это склонность к безудержным аффективным реакциям с агрессией и аутоагрессией. «Эпилептическая» — потому что характером такие психопаты несколько напоминают эпилептиков.

Патогенез и этиология расстройства

Четкая причина расстройства не выявлена, но по некоторым теориям она может быть вызвана следующими факторами:

  1. Окружающий социум. Большая часть эпилептоидов росла в той среде, где агрессивное поведение в сочетании с насилием считается нормой. Дети по мере взросления приобретают те же черты, что у взрослых.
  2. Наследственность. В этиологии эпилептоидной психопатии может участвовать фактор генетической предрасположенности, в результате этого болезнь передастся детям от матери или отца.
  3. Химия мозга. Cеротонин (гормон удовольствия, препятствующий депрессии) функционирует у таких больных, возможно, по-другому, нежели у здоровых.
  4. Родовые травмы и травмы головы вызывают развитие эпилептоидного психоза, как компенсаторной реакции.
  5. Инфекционные заболевания ЦНС.

Эпилептоидный тип акцентуации характера может также развиться вследствие следующих причин:

  1. Сексуальное или физическое насилие. Люди, которые испытали такое унижение, имеют повышенные шансы на развитие данной психопатии.
  2. Другие виды расстройств психики. Люди, имеющие любые иные антисоциальные расстройства, включающие разрушительное поведение, также в зоне риска.

Эпилептоидный тип личности — 9 граней характера

Пациентам, у которых диагностирован эпилептический психоз, присущи следующие черты, отрицательно влияющие на уровень жизни:

  1. Нарушение отношений с членами социума. Эпилептоиды воспринимаются окружающими людьми, как всегда мрачные, агрессивные, нетерпимые люди. Это эгоцентрики, не считающиеся с мнением других. Они деспотичны и очень требовательны к окружающим. Могут инициировать словесные конфликты и применять физическое воздействие. Это ведет к частой смене работы, низкой успеваемости в учебных заведениях, ДТП, проблемам с правоохранительными органами.
  2. Сложности с контролем настроения. Тревога и депрессивность всегда присуща больным этом типом психопатии. В движениях, в мышлении, проявляется склонность к дисфории.
  3. Проблемы с алкоголем и употреблением наркотических веществ. Они идут практически рука об руку с эксплозивной психопатией. Эпилептоиды не выпивают немного для поднятия настроения, они чувствуют потребность напиваться до потери памяти.
  4. Среди проблем со здоровьем преобладают болезни сердечно-сосудистой системы, ЖКТ, обмена веществ.
  5. Умышленное самопокалечение иногда случается у эпилептоидов при наиболее сильной форме психопатии, характеризующейся частыми вспышками агрессии.
  6. Психоз влияет и на сексуальные отношения. Во время половых связей эпилептоидный психопат может придерживаться садизма или мазохизма. Некоторые из них выбирают гомосексуальные или бисексуальные отношения.
  7. В семье это всегда тираны, заставляющие всех членов подчиняться им. Такой человек выполняет роль деспота, поддерживающего свой статус в семье с помощью силы. Драки и конфликты дома становятся обычным делом. От действий эпилептоида несчастны все его близкие и родные люди. Он не гнушается наказывать детей физическими методами.
  8. «Гиперсоциальные» черты: педантизм, аккуратность, следование традициям, утрированное стремление к справедливости.
  9. Люди такого типа личности часто, но не всегда, выглядят соответствующим образом: коренастая сильная фигура, массивная шея и торс, большая нижняя челюсть, руки и ноги коротких размеров.

Симптомы на разных этапах взросления

Заболевание проявляет себя по-разному – все зависит от возраста. Если знать эти нюансы, то можно предотвратить дальнейшее прогрессирование психопатии. И чем раньше начать лечение– тем лучше.

По мере взросления эпилептический психоз проявляется так:

  1. Ребенок-эпилептоид. Ребенок c данным нарушением может очень долго плакать, даже в течение нескольких часов, и успокоить его невозможно. Такие дети в играх хотят быть тираном, диктующим правила. Они любят исподтишка мучить младших и тех, кто не сможет сдать им сдачи, издеваться над домашними животными. Это «трудные дети», драчуны, плохо уживающиеся в детском коллективе.

В начальной школе детей с такой психопатией отличают «гиперсоциальные» черты: чрезмерная аккуратность при заполнении прописей и тетрадей и бережное отношение к своим вещам.

  • Подросток-эпилептоид. Наиболее сильно возбудимая психопатия проявляется на момент пубертата. В этом возрасте для больных подростков характерны дисфории — злоба, апатия, угрюмый вид. Подростки сами ищут повод для разжигания конфликта. Даже незначительное ограничение свободы способно привести к приступу агрессии. Таким подросткам свойственна грубая брань и жестокость, иногда склонность к нанесению себе увечий. Такие подростки часто становятся пироманами и дромоманами.
  • Взрослый психозник. К периоду взросления психопаты начинают проявлять асоциальные и незаконные поступки, практикуется злоупотребление алкоголем или разврат. Некоторые больные к 30 годам могут со временем научиться контролировать свои вспышки гнева – тогда они взаимодействуют с социумом без проблем. Большинство же попадает в колонии и тюрьмы, где они играют роль неформальных отрицательных вожаков.
  • Постановка диагноза и оказание помощи

    Диагностика достаточно сложна, поэтому истинное заболевание можно определить только после того, как будут исключены другие психические патологии, связанные с агрессивными приступами: расстройство личности, психотическое расстройство, маниакальный эпизод, СДВГ.

    Эпилептические психозы также похожи на вспышки ярости из-за применения наркотиков или лекарств. Травмы головы – еще одна причина внезапных агрессивных атак, что может осложнить диагностику эпилептоидной психопатии.

    Пациент описывает вспышки агрессии, как «психическую атаку», когда сначала ты очень напряжен или взволнован, а сразу по завершении приступа ты ощущаешь облегчение. После приступа больной может чувствовать раскаяние, сожаление или смущение из-за своего поведения.

    Если есть подозрения на возникновение эпилептоидной психопатии, необходима консультация со специалистом, занимающимся лечением психических расстройств. Для определения верного диагноза обычно применяется осмотр и психологическая оценка.

    В первую очередь психиатру необходимо переворошить прошлое больного, которое может служить решающим фактором для развития эксплозивной психопатии. Нужно выяснить наличие стрессовых событий и сложных ситуаций, произошедших с больным в детстве или относительно недавно.

    Некоторые вопросы, которые обязательно должен задать врач для установления верного диагноза:

    1. С какой периодичностью возникают у вас вспышки приступов агрессии? Почему это происходит?
    2. Были ли случаи повреждения материального имущества во время приступа?
    3. Вы когда-нибудь предпринимали попытки суицида?
    4. Вспомните моменты, когда приступы негативно влияли на отношения в семье или с коллегами на работе?
    5. Что поможет вам успокоиться во время такого приступа?
    6. Кто-нибудь из ваших родственников имел психические заболевания?
    7. У вас когда-нибудь случались травмы головы?

    Специфического лечения эксплозивного психоза не существует. Основная терапия с целью остановить развитие патологии включает в себя посещение психотерапевтических мероприятий и прием лекарственных препаратов.

    Терапия может быть как индивидуальная, а также семейная и групповая. Цель семейной психотерапии — снятие напряжения в отношениях между членами семьи, поиск компромиссов. Психотерапия в группах решает другие задачи — коррекция нежелательного поведения, способы управления гневом, обучение релаксации.

    Реабилитация также включает рациональное трудоустройство. Отсутствие работы способствует прогрессированию болезни. Налаживание четкого режима и дисциплины позволяет держать психопатию под контролем.

    Различные группы лекарственных средств, которые могут быть назначены врачом:

    При эксплозивной психопатии шанс на излечение зависит от тяжести и стадии заболевания, а также социума, в котором больной находится.

    При длительных и продолжающихся срывах социальный прогноз неблагоприятен: употребление алкоголя и наркотиков, проблемы с законом приводят к деградации личности. Если приступы короткие по длительности и вызваны психическими травмами, то прогноз благоприятный – со временем есть возможность добиться депсихопатизации.

    Как отражается на человеке эпилептоидная (эксплозивная) психопатия

    Эпилептоидная психопатия сочетает в себе взрывчатость, импульсивность, конфликтность, колебания настроения с педантичностью, обстоятельностью, тугодумием, злопамятностью. Эпилептоид завистливый, медлительный в работе, склонен застревать на мелочах.

    Люди с эпилептоидным расстройством личности (психопатией) могут длительно накапливать раздражение, а потом оно в самый неожиданный момент выливается в поток ругательств и даже в агрессивные поступки.

    Основные признаки

    Эпилептоида отличает любовь сытно и вкусно поесть. Он никогда не жалуется на бессонницу, ведь ему присущ крепкий сон и трудность пробуждений, сильное сексуальное влечение и отсутствие застенчивости. Такие люди осторожны ко всему незнакомому, привержены к аккуратности и порядку. Люди, которым присущ эпилептоидный тип психопатии, не любят пустые мечтания, они предпочитают жить реальной жизнь.

    Эпилептоидное расстройство личности может откладывать отпечаток и на внешность. Таких людей отличает приземистая сильная фигура. Голова у эпилептоидов круглая, чуть вдавлена в плечи, сочетается с большой нижней челюстью. Торс массивный, конечности короткие, но крепкие.

    Изменения личности, свойственные эпилептоидной психопатии, сходны с изменениями личности, встречающимися при эпилепсии. При данной психопатии нередко удается установить наличие вредных факторов во время беременности или в раннем детском возрасте.

    Предполагают, что эксплозивная психопатия развивается как компенсаторная реакция при неглубоком органическом поражении мозга.

    Эпилептоид отличается склонностью к дисфории (злобно-тоскливому настроению) и тесно связанной с ней взрывчатостью, тугоподвижностью, инертностью, проявляющимися во всем — от движений и эмоциональности до мышления и личностных ценностей. При эпилептоидной психопатии дисфории могут длиться часами, а порой и днями. Для них свойственно злобно-тоскливое настроение, накипающее раздражение, поиск объекта, на ком можно сорвать зло.

    Аффективные вспышки, свойственные импульсивному варианту возбудимой психопатии, сперва кажутся внезапными. На самом деле раздражение накапливается длительно, а поводом для приступа агрессии может стать какая-то мелочь. Развивающиеся аффекты отличаются большой силой и продолжительностью, эпилептоид долго не может остыть.

    Иногда признаки эпилептоидной психопатии могут сочетаться с проявлениями других расстройств личности, в таком случае речь идет о мозаичной психопатии, которой я посвятила отдельную статью.

    Проявление в различные возрастные периоды

    Эпилептоид-ребенок

    Довольно часто признаки эпилептоидной психопатии можно увидеть уже в детстве. Ребенок-эпилептоид может подолгу, даже часами плакать, при этом его невозможно ни отвлечь, ни утешить, ни приструнить.

    Садистские склонности могут обнаруживаться уже в раннем возрасте – такие дети любят исподтишка дразнить и бить младших и слабых, мучить животных, издеваться над беспомощными.

    В начальной школе детей с эксплозивной психопатией отличает мелочная скрупулезность в ведении тетрадей, чрезмерная аккуратность. Порой сама учеба не столь значима, как ведение ученических принадлежностей.

    Эпилептоид-подросток

    Наиболее ярко эпилептоидная психопатия проявляется в период полового созревания –лет. В этом возрасте на первый план выходят дисфории.

    Многие подростки и сами замечают, что на них спонтанно «находит». Для таких дисфорий свойственна злоба, раздражительность, тоска вместе с апатией, бездельем, угрюмо-хмурым видом и бесцельным сидением.

    Дисфории могут приводить к аффективным разрядам – при этом подростки сами ищут повод для скандала. Даже незначительное ущемление интересов может привести к вспышке гнева.

    Такие подростки в ярости могут проявлять безудержную ярость, безразличие к слабости и беспомощности противника. Иногда приступы ярости столь выражены, что человек не учитывает превосходящую силу противника. Эпилептоидам свойственна циничная брань, они могут жестоко бить кого-угодно.

    Проявления в сексуальной сфере, извращения

    Сексуальное влечение в подростковом возрасте пробуждается с большой силой. При этом повышенная забота о своем здоровье, страх заразиться венерическим заболеванием сдерживают случайные связи.

    Любовь у лиц, страдающих эпилептоидным расстройством личности, всегда окрашена мрачными тонами ревности. Измен они никогда не прощают. Тяжким предательством считается даже невинный флирт. В период дисфорий эпилептоиды могут терзать ревностью объект влюбленности даже безо всяких оснований.

    Половое влечение подростков сопряжено с садистскими, а иногда и с мазохистскими стремлениями.

    Представители эпилептоидного типа отдают предпочтение крепким спиртным напиткам и папиросам. Легкое опьянение – не их удел, чаще возникает потребность «пить до отключения». Во время сильного алкогольного опьянения они могут совершать поступки, о которых не сохраняются никакие воспоминания. Еще одним осложнением злоупотребления спиртными напитками может стать появление алкогольной депрессии.

    Изощренная мстительность подростков может проявляться в суицидальных демонстративных поступках, носящих характер явного суицидального шантажа. Если в основе суицидального поведения истероидов лежит потребность в особом внимании к себе, то у эпилептоидов суицидальные демонстрации могут быть спровоцированы наказанием или ревностью.

    Признаки психопатии у женщин: какие они

    Есть ли среди моих знакомых женщин психопатки? Наверняка – достоверные статистические исследования проводились только в Америке в конце прошлого века, но результаты можно проецировать и на другие страны, потому что количество исследуемых было огромным. Признаки психопатии у женщин завуалированы и выявляются только при целенаправленном поиске. Американцы обнаружили, что психопатией страдают 5% всех женщин и только 1% мужчин.

    Проявления уродства характера у мужчин ярко видны – это физическое насилие, угрозы, подавление личности. Женщины предпочитают действовать более тонко, психопатия у них чаще выливается в применение психологического насилия по отношению к окружающим.

    Условно говоря, в характере человека имеется некий патологический компонент, который «проносится» через всю жизнь, мало изменяясь под действием обстоятельств.

    Выделяются две основные формы психопатий: врожденная или ядерная и приобретенная, которая может появиться после черепно-мозговой травмы, нейроинфекции, отравления, тяжелой психологической травмы.

    Ядерные или врожденные расстройства проявляют себя уже в детском возрасте. Возможности педагогической коррекции ограничены, но некоторые «углы» все могут быть смягчены.

    Некоторым изменениям психопатии подвергаются в период полового созревания и инволюции или увядания. В подростковом периоде может присоединиться алкоголизм, наркомания или преступные наклонности, а в инволюционном – ускоренное интеллектуальное снижение.

    Как узнать психопата?

    В международных классификациях этого понятия нет, ему соответствует определение «расстройство личности». Выделяют несколько типичных критериев.

    У одного человека можно обнаружить практически все признаки сразу.

    Типы психопатий

    Существует несколько вариантов классификаций, но классическая выделяет такие типы:

    • циклоиды – настроение меняется на противоположное с разной частотой, от нескольких часов до месяцев;
    • шизоиды – живут в своем мире, неспособны к сочувствию, скрытны, легко ранимы, внешний признак – угловатость движений;
    • эпилептоиды — невероятно раздражительны, гневливы, нетерпимы, упрямы, обидчивы, жестоки, готовы к «взрыву» в любой момент, скандальны;
    • астеники – быстро «загораются» и так же быстро гаснут, раздражительны, нерешительны;
    • психастеники – постоянно сомневаются в правильности своих действий, неуверенные, колеблющиеся;
    • параноики – махровые эгоисты, упрямые и абсолютно уверенные в себе, считают себя «центром земли» и никогда не сомневаются в своей правоте;
    • истерические – манерные и демонстративные, могут жить только в центре интересов, всегда стремятся обратить на себя внимание;
    • неустойчивые – делают и думают так, как толпа, не имеют глубоких интересов;
    • органические – умны на словах, но не могут применить теоретические знания на деле, интересы ограничены обыденностью, банальны, не способы к творчеству.

    Установить, страдает ли человек психопатией, может только психиатр по совокупности признаков. Никакой другой врач не имеет законных оснований употреблять этот термин.

    Что такое акцентуация характера?

    Буквально – это заострение личностных черт. Акцентуация хуже, чем норма, но до психопатии «не дотягивает». У здорового человека с акцентуацией характера могут отмечаться такие черты, как у психопата, но в гораздо более слабом, облегченном виде.

    Отличить психопата от человека с акцентуированным характером можно по тому, как проходит у них социальная адаптация. Акцентуация характера позволяет удерживаться в обществе, занимать среди людей свое законное место, строить семью, растить детей, иметь постоянных друзей. Акцентуация не воспринимается как нечто болезненное, общество оценивает таких людей как оригинальных. Акцентуированные люди никогда не выходят за рамки общечеловеческих ценностей и границ.

    Психопаты, в отличие от акцентуированных, всегда противопоставляют себя обществу. Невозможность «вписаться» в логичное и плавное течение жизни оборачивается для них утратой прежде всего семейных и родственных связей, невозможностью выстроить карьеру. Во многих случаях это заканчивается социальным отторжением в крайней форме, а именно утратой свободы.

    У женщин все психопатические черты имеют свои особенности.

    Женская истероидность

    Истерическая психопатия у женщин встречается чаще других типов. Этому способствует свойства женской натуры – желание нравиться и артистизм, врожденная способность чувствовать слабые места людей, интуитивное восприятие окружающего мира.

    Однако то, что в обыденной жизни делает женщину чувственной и неотразимой, в случае истероидной психопатии изматывает окружающих. Лучше всего это обозначает фраза «спектакль одного актера». При первом контакте с такой женщиной может показаться, что жизнь столкнула вас с чудом, настолько привлекательно и ярко женщина подает себя и описывает все, что с ней происходит. Истинные истерические психопатки (по Карлу Ясперсу, немецкому философу) страдают «жаждой признания», им жизненно необходимо «казаться больше, чем есть на самом деле». За их словами ничего нет, кроме желания покрасоваться.

    Главная страсть, которая их одолевает – тщеславие. Они как бы забывают о том, что живут в упорядоченном мире, и ведут себя как дети, всегда любуясь собой. Им важно, чтобы о них говорили, при этом неважно, позитивно или негативно. Главное – фокус внимания, а причина не важна.

    Такие женщины намекают на таинственных покровителей, уговорят кого угодно при помощи филигранно используемых вечных женских уловок – слез и «невинного» шантажа. Они недальновидны – то, что будет завтра, волнует их мало, основные события их жизни происходят в минуту общения.

    Истерическая женщина-психопатка с легкость расстается с мужчиной, если он больше не может ее обеспечивать материально. Она уже выбрала следующую жертву.

    Женщины-эпилептоиды

    Красочнее всех сказал об этих людях немецкий психиатр Эмиль Крепелин: «С Бибилией в руках и камнем за пазухой». В этих женщинах уживаются показное ханжество и злобная мстительность. Деспотизм, капризность, взрывчатость и властность – основные черты. Это домашние тиранши, от взгляда и преследования которых нигде не укрыться.

    Как правило, такая дама выбирает себе в мужья человека совестливого, мягкого и застенчивого, со слабым характером. Если такая пара долго уживается вместе, то мужчина часто уходит в алкоголизм от непосильного ежедневного давления.

    Такие женщины – прекрасные хозяйки, потому что педантизм у них «в комплекте». Но вместе с налаженным как часы бытом такая женщина несет черствость и мстительность, лицемерие и трусливость. Она точно знает, кого можно угнетать, а перед кем необходимо заискивать.

    Параноидные психопатки

    У таких женщин семья складывается нечасто. Эгоизм таких дам принимает настолько уродливые формы, что удержаться обычным людям рядом с ними непросто. Они не признают ничьей правоты, кроме своей собственной. Эгоистичное своеволие – так можно о них сказать. Они радостно идут «по головам, как по арбузам» ради своей цели. Родители еще как-то это терпят, но мужья и дети – если они все-таки появляются – долго не выдерживают.

    Женщины этого типа невероятно неуживчивы и злопамятны. Если на пути такой женщины повстречается мужчина, которого она станет считать врагом, то для мести подойдут любые средства, вплоть до физической расправы, наемных киллеров или судебных тяжб. Логичные доводы здесь не действуют, имеют значение только собственные умозаключения нездоровой особы.

    Это ревнивицы, способные искалечить ту, что вызывает симпатию ее мужчины. Причем оснований для этого может и не быть.

    Основное их отличие от остальных – образование сверхценных идей или идей-фикс. Все окружающие люди делятся для такой женщины на два лагеря – друзей и врагов. Для врагов – даже если сотрудники социальных служб или кассиры – нет никакой пощады. На пути у такой женщины лучше не становиться, если нет надежных рычагов воздействия на нее.

    Психастенические психопатки

    Это женщины, которые всю жизнь проводят в борьбе с собственными комплексами, причем борьба идет с переменным успехом. Они постоянно копаются в себе, поэтому у них мало времени и сил на удовольствия и радость. Любую критику в свой адрес они воспринимают крайне болезненно, в принципе не понимая, что многие говорят гадости из банальной зависти.

    Это безответные «лошадки», которые не умеют постоять за себя. Они молча тянут все, что на них грузят. Они могут выполнять чужую работу за счет своего времени или семьи. О том, что у женщины должны быть удовольствия и личное время, они чаще всего забывают. При этом никаких карьерных высот или особых достижений у них нет.

    Медикаментозное лечение

    Психопатия – это не болезнь, а уродство характера. От нее нет лекарств, медикаменты требуются только в периоды декомпенсаций. Так, проводится медикаментозное лечение абстинентного синдрома (синдрома отмены) при алкоголизме и наркомании у психопатических личностей.

    У эпилептоидов можно уменьшить эксплозивность или взрывчатую агрессивность при помощи лекарств. Но нужно иметь в виду, что люди, страдающие психопатией, больными себя не считают и самостоятельно за помощью никогда не обращаются. Они могут быть помещены в специализированный стационар только правоохранительными органами после противоправных действий.

    Попасть к психиатру человек, страдающий психопатией, может и в случае развития у него психоза. Лечение проводится по общим правилам, используются невысокие дозы нейролептиков, противосудорожных или других псиохоактивных средств по показаниям.

    Медикаменты помогут справиться с тревогой и расстройствами настроения, агрессией и навязчивыми мыслями. В период декомпенсации психопаты более доступны для врачебного воздействия, они мучаются от своих собственных переживаний. Однако возможности медикаментозного лечения ограничены, они могут убрать патологические проявления, а исправить характер – нет.

    По действующему законодательству человек может лечиться у психиатра только по собственному обращению или по решению суда. Психопат может сколько угодно измываться над окружающими, но пока он не совершил преступление, никаких мер применить к нему нельзя.

    Помощь родственникам

    Это основная помощь, которую может оказать психиатр. Первое, в чем нуждаются родные и близкие психопата – в разъяснении сути страдания, понимания механизмов «ужасного характера».

    Родственники должны уяснить, что человек с психопатическим характером навсегда, в любом коллективе и семье играет роль «белой вороны». У него всегда будут трудности в построении взаимоотношений. Он никогда не сможет строить свою жизнь так, как все остальные «нормальные» люди. Это данность, с которой нужно смириться.

    Некоторые возможности имеются у родителей подростков, особенно девочек. До тех пор, пока характер полностью не «устоялся», есть небольшие возможности улучшить будущую жизнь. Нужно помочь подростку выбрать подходящую ему сферу деятельности, где он сможет максимально реализовать себя.

    В настоящее время имеются методики для точной диагностики психофизиологических параметров личности. Для каждого психотипа есть рекомендуемый перечень профессий. Направление внутренней энергии личности в социально приемлемое русло – основа адаптации человека в обществе.

    Так, девочку с ярко выраженной истероидностью может компенсировать артистическая карьера, в которой она легко обгонит конкурентов благодаря природным данным. Девочка – эпилептоид может стать образцовой заведующей складом или руководителем торговой фирмы, где она реализует свою природную склонность «раскладывать все по полочкам». Подросток с психастенией может великолепно ухаживать за животными, которые ответят преданной любовью. Неустойчивые психопатки – идеальные исполнительницы при деспотичном руководителе. При выборе профессии нужно отталкиваться от конкретных качеств личности.

    Психотерапия

    Этому методу принадлежит главенствующая роль. Задача, которую ставит перед собой психотерапия у женщин – компенсировать задержку нравственной зрелости. Нужно научить психопата опираться не только на свои собственные знания о мире, но и учитывать мнения других людей.

    Основная проблема психопатов в том, что они не могут исполнять роли другого человека. В большинстве случаев они даже не подозревают, что другие люди тоже имеют собственные права на жизнь и мнение. Психопаты как бы застревают на всю жизнь в подростковом возрасте, они стремятся к личной выгоде, невзирая на оценку других. Мнение общества имеет для них значение только в том случае, если совпадает с их собственным.

    Женщины-психопатки становятся доступны для психотерапевтической помощи в период поиска супруга или во время распада брачных союзов. Супруг и дети – те точки, при работе с которыми возможны какие-то подвижку.

    Когнитивно-поведенческая психотерапия

    Этот метод имеет наибольшие перспективы при коррекции психопатий у женщин. На начальном этапе психотерапевт пытается преодолеть внутреннее сопротивление женщины. Для этого он анализирует ее детство и юность, акцентируя внимание на том, что все ее проблемы возникли давно.

    Психотерапевт играет роль зеркала, беспристрастно комментатора, предоставляя женщине так необходимую ей объективную оценку поведения. В ходе бесед он может объяснить ей и на конкретных примерах показать, что другие люди тоже имеют убеждения и чувства, иерархию ценностей, собственный опыт.

    Иногда помогают линейные примеры, разъяснение причины и следствия. Для многих психопаток является открытием то, что люди не обязаны идти у них на поводу, что каждый человек имеет свои собственные моральные ценности, и наступать на них нельзя.

    Вершина психотерапевтического взаимодействия – научить пациента принимать конструктивные решения, которые устраивали бы все стороны. Удается это не всегда, но стремиться к этому необходимо.

    Автор статьи: Врач-психиатр, психотерапевт Небога Лариса Владимировна

    Что такое эксплозивный тип психопатии

    Эпилептоидная психопатия – одна из разновидностей патологии развития личности. Это не заболевание, а некое расстройство. Особенностью проявления таких черт характера у мужчин и женщин является чрезмерное возбуждение, которое выражается в безудержной агрессивности и раздражительности.

    Симптомы

    Личности, подверженной эпилептоидному расстройству, свойственна любовь к еде. Они не жалуются на нарушения сна. У них крепкий, здоровый сон, сопровождающийся трудным пробуждением, полное отсутствие застенчивости. Эпилептоидов характеризует стойкое сексуальное влечение. Признаки эпилептоидного типа в этом случае просматриваются в приверженности к аккуратности и идеальному порядку, с осторожным отношением ко всему новому. Они не любят предаваться пустым мечтаниям, а предпочитают жить сегодняшним днем.

    В некоторых случаях психопатия просматривается в характерных внешних чертах. Представители эпилептоидного типа обладают приземистой сильной фигурой, круглой. Немного вдавленной в плечи головой, которая сочетается с массивной нижней челюстью. Торс эпилептоида массивный, ноги и руки крепкие, но короткие.

    Признаки эпилептоидного типа просматриваются в склонности к дисфории – злобно-тоскливому настроению, которая сочетается с тугоподвижностью, взрывчатостью, инертностью, которая проявляется не только в движениях, но и в эмоциональности, в мыслительной деятельности и личностных ценностях. Состояние дисфории у эпилептоидов может сохраняться в течение нескольких дней. Злобное настроение в таком случае скапливается внутри человека. В поисках разрядки эпилептоид ищет объект, на котором можно сорвать зло.

    Аффективные вспышки сначала кажутся внезапными. Однако раздражение скапливается длительное время, а поводом для агрессии может послужить любая мелочь. Проявившийся выход эмоций отличается продолжительностью и большой силой. В некоторых случаях симптомы эпилептоидного расстройства могут сочетаться с другими патологиями личности, например с мозаичной психопатией. Эпилептоидное расстройство имеет сходство с эксплозивной психопатией. Но эксплозивный тип отличается быстрой отходчивостью и отсутствием злопамятности.

    Легкая возбудимость провоцирует у эпилептоидов полностью отдаваться своим потребностям. В связи с этим среди них много алкоголиков, наркоманов и азартных игроков. В случае увлечения эпилептоидом алкоголем или наркотиками приступы гнева становятся частыми и более безудержными.

    Кроме того, представители эпилептоидного типа — злопамятные, завистливые люди. Изменения личности, которые характерны эпилептоидному расстройству, напоминают изменения, типичные для эпилепсии. В семьях у них нет покоя. Эпилептоид играет роль деспота, который удерживает свой авторитет при помощи физической силы. Никакие объяснения или увещевания не оказывают влияния на него. Драки, конфликты становятся обычным состоянием. Он действий эпилептоида страдают все родственники.

    Эпилептоиды сильно ревнивы. Скандалы на этой почве возникают без каких-либо объективных причин. Эпилептоид сам выискивает симптомы измены, а не найдя их устраивает скандал, мотивируя надуманными мотивами. Если вторая половинка, не выдержав такого отношения, уходит, то эпилептоид приступает к шантажу возможным самоубийством. Несмотря на убедительность, он не сможет принести себе вред и не сдержит данных обещаний.

    У женщин и мужчин профессиональная деятельность не отличается постоянством. Объясняется это асоциальным поведением, неприятием авторитетов и конфликтностью. Вместе с тем, обстоятельность мышления и педантизм иногда позволяют им добиться успеха на профессиональном поприще.

    Особенности проявления патологии на разных возрастных этапах

    В зависимости от возраста патология может проявляться по-разному. Зная эти особенности можно предотвратить ее дальнейшее развитие. В связи с этим возрастает значимость знания симптомов патологии. Что касается полового предпочтения, то расстройство может проявляться и у женщин, и у мужчин.

    В детстве

    Первые симптомы патологии могут проявляться в возрасте двух лет. Маленький эпилептоид может часами лить слезы, отвлечь его от горя невозможно. Ни ласки, ни окрики его не успокоят. Дети с таким расстройством личности не способны перенести легкую потребность в еде или воде. Незначительная жажда у маленького эпилептоида может вызвать бурную истерику, прервать которую тяжело. В раннем детстве такие малыши проявляют садистские наклонности – они мучают животных, бьют младших (кусаются, царапаются), издеваются над слабыми. В коллективе сверстников они стремятся не просто к лидерству, им нужна абсолютная власть.

    Эпилептоидов отличает удивительная бережливость ко всем личным вещам и игрушкам. Любое посягательство на них способно вызвать резкую негативную реакцию. Ученики младших классов отличаются мелочной скрупулезностью и аккуратностью. Для них сам учебный процесс имеет не такое значение, как содержание порядка в ученических принадлежностях.

    В подростковом возрасте

    На данном возрастном этапе симптомы эпилептоидной психопатии проявляются более выражено. Самым ярким проявлением расстройства у подростков являются дисфории. В таком состоянии эпилептоиды особенно злобны, раздражительны. Плохое настроение сочетается апатией, бесцельным сидением, бездельем. В поиске избавления от этого состояния подростки-эпилептоиды сами провоцируют скандал, который сопровождается гневными высказываниями и аффектами.

    Эпилептоидный тип в подростковом возрасте проявляет безразличие к беспомощности оппонента и безудержную ярость. Бесконтрольные приступы гнева могут быть направлены на потенциально сильного противника. В таком состоянии они способны избить кого угодно, приступы агрессии сопровождаются циничной бранью.

    Патология накладывает отпечаток и на половое влечение. Повышенный интерес к интимной стороне жизни у эпилептоида сдерживается страхом заражения венерическими болезнями. Отношения с противоположным полом всегда сопровождаются ревностью. В случае измены, эпилептоиды не способны прощать. Предательством они считают даже ничего незначащий флирт.

    В моменты дисфории они терзают своей ревностью объект влюбленности даже без каких-либо на то оснований. В этом возрасте эпилептоидный тип демонстрирует интерес к накопительству. Его привлекает коллекционирование вещей, которые можно будет перепродать с выгодой. Стремление к обогащению остается у эпилептоида на всю жизнь.

    В половых отношениях эпилептоидный тип может придерживаться либо садистским, либо мазохистским наклонностям. Что касается алкоголя, то их привлекают крепкие напитки. При употреблении спиртного они пьют до полного отключения. Этим объясняется развитие у мужчин-эпилептоидов алкогольной зависимости, хотя представительницам прекрасного пола подобное заболевание так же свойственно. Для них характерны конфликты с родителями. Нередко частые ссоры в семье эпилептоида становятся причинами разрыва отношений с родными. После этого он начинает совершать различные поступки назло близким.

    Причины

    В качестве основных причин развития патологии в психиатрии называют социальные и биологические факторы. В перечень биологических причин включают:

    • травмы головы;
    • наследственность;
    • темперамент;
    • родовые травмы;
    • аномальные влечения;
    • инфекционные заболевания;
    • интоксикации, в том числе в период внутриутробного развития и пр.

    Среди социальных факторов психиатры выделяют:

    • негативное воздействие микросоциума (семьи);
    • условия жизни;
    • психосоциальные травмы;
    • химические зависимости.

    Некоторые представители психиатрии считают, что для того, чтобы генетически заложенные факторы проявились, необходимо воздействие социальных. Особое значение отдается семейному воспитанию.

    Лечение

    Лечение расстройства предусматривает сочетание медикаментозных средств и психотерапевтических техник. В некоторых не осложненных случаях эпилептоидной патологии достаточно применения только воспитательных мероприятий и психотерапии. В подростковом возрасте для коррекции поведения эпилептоида приобретает значимость организация правильного трудового режима, который способствует тренировке нервных процессов. При выраженных состояниях дисфории назначается лечение медикаментозными препаратами:

    • седативными лекарствами;
    • нейролептиками;
    • антидепрессантами.

    При подозрении на данный тип расстройства необходимо обращаться к психологу, к психиатру или психотерапевту. В зависимости от состояния больному будет подобран метод лечения или коррекции.


    © Copyright 2017, faneraltg.ru. Все права защищены.
    ×